Целью операции в Баренцевом море не была свобода навигации: эксперты предупреждают о «смертельно опасных» играх великих держав в Арктике

На прошлой неделе Королевские военно-морские силы Британии объявили, что впервые за 20 лет возглавил многонациональную тактическую группировку, состоящую из военных кораблей и самолетов, которая выполняла миссию в Арктике.

Фрегат F 81 Sutherland ВМС Великобритании, при поддержке многоцелевого корабля снабжения, танкера RFA Tidespring, командовал тактической группой, развернутой в Баренцевом море, в состав которой входили также эсминец ВМС США Ross и норвежский фрегат Thor Heyerdahl.

Эти учения проходили в акватории исключительной экономической зоны России в Баренцевом море, вблизи стратегически важного Кольского полуострова, на котором базируется Северный военно-морской флот и значительная часть российского ядерного потенциала.

Согласно пресс-релизу ВМС, в маневрах приняли участие более 1200 военнослужащих из США, Британии, Норвегии и Дании, при поддержке американских патрульных противолодочных самолетов Boeing P-8 Poseidon и датских морских патрульных самолетов Challenger, а также многоцелевых истребителей Eurofighter Typhoon ВВС Великобритании и британского заправочного танкера Voyager. Это был первый случай, когда Лондон задействовал свои истребители Typhoon в условиях Крайнего Севера.

Эти совместные учения стран НАТО прошли вскоре после масштабных российских учений в Беринговом море у берегов Аляски, в которых приняли участие более 50 военных кораблей и 40 самолетов. Почти в то же время Соединенные Штаты направили свои стратегические бомбардировщики В-52 в районы, граничащие с российским воздушным пространством. В этом акте демонстрации силы были задействованы шесть самолетов, способных нести ядерные боеприпасы. Они совершили символический пролет над всеми 30 странами НАТО, включая Канаду.

Канадский военный эксперт Роб Хьюберт заявил, что решение о проведении учебной операции в российской ИЭЗ, примыкающей к территориальным водам страны, было призвано послать сигнал Москве. «Рассматривая ситуацию с политической точки зрения, следует вспомнить о том, что военные корабли НАТО ни  разу не заходили так далеко в пределы российской ИЭЗ за все годы после окончания холодной войны. В том, что сейчас НАТО действует в этих водах, есть явная политическая символика».

По его мнению, все более напористые действия НАТО на Крайнем Севере являются ответом на растущее военное присутствие России, как в Арктике, так и в Северной Атлантике. «Именно это русские делали в течение довольно долгого времени, продвигаясь на запад», сказал Хьюберт.

Доцент Военно-морского колледжа США Ребекка Пинкус сказала, что хотя ВМС Британии утверждают, что учения были направлены на утверждение свободы судоходства, на самом деле они представляют собой классическую морскую операцию в области безопасности.

«Операция по обеспечению свободы судоходства была бы актом противодействия чрезмерным морским претензиям, в то время как в Баренцевом море об этом  речь не идет, и ни одна из стран не оспаривает российскую ИЭЗ в этом районе, – сказала она. –  Операция по обеспечению безопасности не нацелена против какой-либо конкретной страны. Такая операция, и именно это происходило в Баренцевом море, направлена на демонстрацию уровня координации между союзниками в сложной обстановке на море».

Операции по обеспечению свободы навигации постоянно проводят Соединенные Штаты в Южно-Китайском море. «Это весьма решительные действия, которые явно нацелены на Китай, и они являются частью гораздо более широкой кампании по защите свободы судоходства», – сказала она.

Проведение операции по обеспечению свободы судоходства против чрезмерных претензий России на Северный морской путь, который пролегает вдоль арктического побережья России на восток от Баренцева моря, стало бы невероятно мощным сигналом, который резко повысил бы уровень напряженности в арктическом регионе, считает Пинкус.

Как бы то ни было, все более частые военные игры в духе «око за око» между странами НАТО и Россией в районах Крайнего Севера, несут в себе огромный риск случайных столкновений или иных непреднамеренных негативных последствий. Подобные учения создают ситуацию «классической эскалации в сфере безопасности», сказала она.

«Дело в том, что эти учения лишь подтверждают худшие опасения каждой из сторон. И именно поэтому каждая сторона чувствует обязанность ответить. Россия наращивает военную активность, и все ее маневры, полеты, патрулирование посылают сигнал о том, что у нее есть намерения и возможность  поддерживать активное военное присутствие, что вызывает у соседей ощущение дискомфорта и отсутствия безопасности, – заключила эксперт. – Но когда НАТО в ответ проводит собственные учения, это равным образом подтверждает опасения России по поводу попытокк Запада окружить их».

По словам Хьюберта, за последний год произошло резкое увеличение количества этих военных учений в арктическом регионе. «Можно утверждать, что мы наблюдаем новый уровень милитаризации в Арктике», – сказал он.

Все это, по мнению Пинкус, указывает на острую необходимость диалога между арктическими государствами, которые в последнее время демонстрируют все большую военную активность. Наличие большего количества каналов коммуникации и диалога помогло бы обеспечить хотя бы частичное взаимопонимание и прозрачность, которые снизили бы напряженность. В частности, этому могла бы способствовать договоренность о заблаговременном уведомлении другой стороны о планах проведения военных учений.

Поделиться…

Целью операции в Баренцевом море не была свобода навигации: эксперты предупреждают о «смертельно опасных» играх великих держав в Арктике

VK

Целью операции в Баренцевом море не была свобода навигации: эксперты предупреждают о «смертельно опасных» играх великих держав в Арктике

Twitter

Целью операции в Баренцевом море не была свобода навигации: эксперты предупреждают о «смертельно опасных» играх великих держав в Арктике

Facebook0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here